vit_r (vit_r) wrote,
vit_r
vit_r

Categories:

Сыр в шоколаде

Вдумайтесь: мы доверяем воспитание детей людям, которые после школы ненадолго заглянули в ВУЗ, а потом вернулись обратно в школу. Или тем, кто не смог зарабатывать деньги чем-то полезным и ушёл на маленькую зарплату ради длительных отпусков.

Если бы в школе учили те, у кого за плечами минимум десять лет успешной взрослой жизни, в сфере образования всё было бы по-другому.

madam_kuku опять занялась воспитанием родителей чужих детей. В процессе беседы о bullying / mobbing / травле встал вопрос, почему меня не травили, а с детьми - проблемы. Ниже некоторые мысли о системных отличиях.

Во-первых, конечно, в простых школах я не учился. Первая была языковая, вторая, вообще, 239. Наши дети ходили и ходят в обычные.

Физматшкола - это особый мир. Если в классе каждый ребёнок чем-то примечателен, а домашние задания такие, что половина учеников зависает в раздевалке минут на сорок, обсуждая, как решать задачу по математике, заниматься ерундой просто не интересно. Да и нужно для этого молчание массы, а самоуверенные гении на это не способны.

В первой школе были дети из разных семей, так что дальше рассматриваю только её.

У дочки в гимназии подобных проблем тоже не было. Конфликты были, но личные. Этот период тоже не учитываю.

Во-вторых, нельзя сказать, что дело во мне. Качеств, которые могут не нравится было много, а углы не смягчал, в отличие от моих детей, воспитанных в атмосфере немецкой толерантности.

Полно было одноклассников, которые меня недолюбливали, но идеи организоваться и поставить на место ни у кого не возникало.

Попытки были только со стороны нескольких училок. (Попытки безуспешные, так как истеричные крики «Немедленно выйди из класса!» на меня не действовали, а записи в дневнике «Нагло улыбался на уроке!» сопровождавшиеся оценкой «2» не действовали на родителей.)

В-третьих, нельзя сказать, что дело в советских детях. В первой школе были представлены все слои общества (вплоть до сына чина из милиции, хваставшегося болями в животе от обжирания красной икрой). Были и обиженные жизнью. При этом, что-то похожее на травлю помню только в отношении одного придурка.

Психом он был знатным и большинство конфликтов начинал сам, так что нельзя сказать, что было в начальных классах. В пятом-шестом девицы начали травить его организованно. (Хотя, опять же, подозреваю, что это могло быть и организованной самообороной против сальных шуток и задирания юбок, чем юное дарование начало увлекаться уже в начальных классах.)

Учительница была умная и на классном часе мальчики против девочек несколько раз разбирались с тем, что можно, что нельзя и как создать однокласснику нормальные условия, не смотря на то, что мы тоже понимаем...

Учитывая вышесказанное, попытаюсь обозначить основные причины проблем у моих детей.

Основной, конечно, считаю учебную нагрузку. Если детям по одиннадцать, а они в четвёртом классе, учат умножение на два и не читают книжек, то унижение других может показаться интересным способом самовыражения.

Ещё стоит отметить разницу в отношении к учителям. В советской школе не было такого подчинения воли и такого заискивания.

Уже в первом классе практически все ученики выступили против дурной учительницы. В результате её занятия отменили. (На родительском собрании моё имя зачитали первым в списке виновных.)

В других конфликтных ситуациях класс тоже восставал. Были те, кто хотел обтекать и пресмыкаться, но они были в меньшинстве.

Мы не боялись учителей. В немецкой школе дети не бунтуют даже против откровенных придурков. В швейцарской то же самое.

(Правда, слышал, что тут одному учителю дети морду набили, но в разговоре директор все слухи отрицал.)

Большинство проблем растёт отсюда. Если учительница сказала «Это хорошие дети, а это плохие» жертвы обозначены. Можно делать всё, что угодно, пока взрослые не видят.

Такая зависимость детей эффективна, пока преподаватели хорошие. Стоило перевести младшего в другой класс, как проблемы волшебным образом прекратились. «Неправильный у вас мальчик» оказался доброжелательным контактным ребёнком и прилежным учеником, а в это время в прошлом классе доходило до таких мордобоев, что школа рассылала всем родителям письма с объяснениями и просьбами о профилактике.

Хорошие учителя попадаются не всегда. И тут проявляется ещё один местный парадокс.

Нынешняя учительница младшего начала перечисление его недостатков с заявления, что он слишком много знает, и другим детям обидно это осознавать. В школе старшего презрительно о «читающих Шекспира» высказался сам директор. В Питерской не представляю себе даже распоследнюю дуру, которая в беседе с родителями делала бы заявления в таком ключе.

Думаю, важным моментом было также отношение к конфликтам. Точнее, принятие прав на самозащиту.

Когда дети знают, что жертва на гадкую шутку или «случайную подножку» может просто дать в лоб, желание самовыражения останавливается чувством самосохранения. Здесь же можно делать всё, что угодно, нужно только пожаловаться учительнице, что тот первый начал. Причём, нападающие об этом жертве заявляют открытым текстом.

Школа делает всё, чтобы дети не испортили статистику. Педсостав будет затыкать того, кого проще заткнуть. Естественно, это жертва. Тех, кто травят, больше и они не жалуются, а оправдываются. То есть, помогают учителям улучшать отчётность. В результате, всё, с чем сами взрослые тут же помчались бы в полицию, в школе спускается на тормозах.

(Поразительно, но в документах кантона Цюрих среди благих пожеланий и умных рассуждений явно прослеживается эта тактика. Будет время, подробно разберусь с инструкциями по предотвращению конфликтов. Похоже, известный случай, когда ребёнка в соседнем кантоне месяцами избивали и ссали на него - это не сбой системы, а одна из скрытых особенностей.)

Что здесь, что в Германии разговор со школой идёт по типичной схеме:

- Вы должны воздействовать на своего ребёнка.

- Пардон. N и несколько других детей издеваются над ним и затевают драки. Что вы предлагаете?

- Вы должны учить своего ребёнка решать конфликты словами.

- Не кажется ли Вам, что это вы должны разобраться с теми, кто на него нападает?

- Да, нам жалуются на N. Мы принимаем меры. Но Вы должны понимать, что это ребёнок из сложной семьи. Мы не можем на него воздействовать.

В советской школе после разборок учительница просто бы сказала «N, почему у тебя из носа кровь? Опять подрался? Хватит пачкать парту, иди в медкабинет.» На чём многолетняя история травли и конфликтов закончилась бы так и не начавшись.

Здесь я получаю от учительницы истеричный мейл «Насилие - это не решение!!!»

Я сам принципиальный противник мордобоя, но как прикажете мне объяснять это сыну, если его многомесячные попытки убеждения нападавших и обращения к учителям ничего не дали, а лёгкое движение рукой начисто отрезало у одноклассников желание дразниться? Причём, пострадавший отделался лёгким испугом.

Что в итоге? В Кёльне в Новогоднюю Ночь шпана пристаёт к дамам, а прикидываются ветошью и не отсвечивают не только проходящие мимо немецкие мужички, но и те, что в полицейской форме.
Tags: germany, kids, psychology, qa, ru, switzerland
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments