vit_r (vit_r) wrote,
vit_r
vit_r

Category:

Про несовместимость любви с коммунизмом

Продолжаю про учения о распределении. Как предупреждал, немного на тему

Под постом sam_newberry развернулась поучительная дискуссия. Особо стоит отметить kpt_flint и crueldwarf, обогатившего Марксизм «трудом Шрёдингера».

Ниже в причёсанном и расширенном виде краткое объяснение того, почему в мире Стругацких нет любви. Особенно, в ранних оптимистичных произведениях.

Теории брака и семейной жизни в нормальном виде в марксизме нет. Маркс не разбирался в психологии. Теория маркетинга тогда была не очень-то развита. И жили люди впроголодь. (Имеются ввиду нормальные рабочие люди, а не буржуи вроде теоретиков коммунизма.)

Согласно байке нашего препода, Маркс сказал, что у него работы и так полно, потому пусть про брак и семью Энгельс пишет. А тот учёный совсем не того калибра. Да и не учёный вовсе, а так - друг учёного.

Последователи тоже ничего полезного в этом отношении не сделали. Те кто мог, занимались более глобальными вопросами. Те, кого назначили, какую-то фигню выдавали. Тем более, что все творческие переосмыслители были ликвидированы до середины тридцатых.

Помнится, потуги Энгельса входили в зачёт, но ничего более современного по теме не требовалось. Может, с тех пор марксисты и изобрели что-то гениальное, не противоречащее базовым понятиям наук о человеке. Так что, стоящее ниже - мои спекуляции по данному поводу.


Не чистые, конечно. Первую книжку по психологии любви я прочитал лет в четырнадцать. (Что дало умение обходить расставленные сети и некоторый цинизм в данном вопросе.) Тема не является предметом интереса, но периодически мелькает на периферии. Тем не менее, ниже даже на слабый налёт научности принесён в жертву наглядности.

Итак, коммунизм - это такой общественный строй, где каждый (добровольно или не очень) отдаёт результаты своего труда во имя всеобщего блага и справедливого равного распределения.

Были бы мы пчёлами или муравьями, проблем с таким устройством не было бы. Но наследники приматов не очень-то готовы жертвовать своим благополучием и благополучием личного потомства во имя абстрактных целей. То есть, альтруизм в стае наличествует, но распределён неравномерно. (При этом связан с повышенной смертностью и пониженной вероятностью передачи генов.) Причём, даже у обезьян он действует не в мировых масштабах, а только во благо стаи, то есть родственников, и против чужаков.

В частности, по этой причине просить у толстых бюргеров денюжку на бедных беленьких детишек гораздо проще, чем на чёрненьких. По крайней мере, если брать слезинку одинакового веса и не скатываться в пугающий натурализм страдания.

История СССР называла первобытно-общинный строй доисторическим коммунизмом. Доисторизм хорош тем, что исторических документов того времени не сохранилось. В результате, основываются наши представления о взаимоотношениях древних на наблюдениях за отсталыми племенами. Ничего не известно достоверно о предках тех, кто пошёл по пути прогресса.

Если экстраполировать на древность современные отношения, то человека из обезьяны сделал труд, но проложить этому человеку путь из пещер к звёздам позволили лень, конкуренция и эгоизм.

Эти качества полностью разрушают систему коммунистического распределения. Особенно сочетание инстинктов с конкуренцией и эгоизмом.

С питанием ещё как-то можно разобраться справедливо и по-братски. После удовлетворения минимальных базовых потребностей, это уже рационализируемое планирование. Опять же, выжили те, кто не нажирался сразу, а умел распределять как горизонтально по племени, так и темпорально, в пользу долговременного планирования.

Сексуальное влечение, если верить Дарвину, создаёт внутривидовую конкуренцию по распространению генов. Это уже плохо для общества всеобщего благоденствия.

Инстинкт провоцирует борьбу. Борьба - отход от принципов братской справедливости. Не зря равноправие в монастырях связано с разделением полов и запретом на секс. (Даже между представителями одного пола.)

Кришнаиты, которые тоже живут общиной и сдают бабло в общую кассу, в этих целях поют и танцуют. Доводя себя до сексуально-заместительного транса.

Судя по всему, общество «Долой стыд!» и комсомольская теория стакана воды возникли не на пустом месте, а как ответ на животрепещущий вопрос теории построения коммунистического общества.

Рабочий, вместо раздумий о выполнении плана страдающий вопросом, почему эта сука ему не дала, и швея-мотористка, вместо сверхурочного ударного труда усиленно прихорашивающая своё лицо не могут дать в общий котёл от каждого по способности.

И как по потребности распределить трах, если одни красивы, другие совсем нет, от этого пахнет, у той кривые зубы, а эти, вообще инвалиды.

Короче, даже с банальным сексом у строителей коммунистического общества огромные проблемы. Надо или мотивировать людей, вводя на сознательном уровне трудовую повинность типа храмовой проституции, или сублимировать.

По слухам, более-менее перенаправить энергию удалось в Северной Корее. По крайней мере для представителей молодого поколения.

Но там изначально строили не коммунизм, информация с той стороны ненадёжна, да и выглядит это как то же религиозное целомудрие в системе народной любви к пантеону божественных вождей.

В любом случае, даже в этом вопросе коммунистический рай будет или очень грустным местном, или каким-то слишком физиологическим.

Но спишем неприятие этого дела на превратное воспитание людей эпохи капиталистической формации. В этом вопросе представители светлого коммунистического завтра могут найти хоть какой-то компромисс с природой. А, вот, противостояние коммунизма с любовью абсолютно непримеримо.

Опять же, принеся наукообразность в жертву логике, определим любовь, как лёгкую форму помешательства, способствующую повышению вероятности выживания результатов распространения собственных генов.

Прошу заметить, в определении учитываются не только не нужные в современном обществе сила, крупная челюсть, длинные ноги, большая грудь, но и социальные факторы.

Молодая красавица, целующая в лысину толстого очкастого банкира, вполне может быть не расчётливой стервой, а искренно влюблённой самкой, которую очаровал запах денег. А мускулистый танцор под ручку с потрёпанной жизнью невзрачной дамой на закате детородного возраста вполне может быть безумно влюблён в её великосветскость.

Знаменитые розовые очки - это не романтическая слепота, вызванная загадочным светом луны, а выработанный миллионами лет эволюции защитный фильтр, отсекающий не важные для процветания потомства параметры.

Конечно, генетический прогресс не поспевает за изменениями общества, и инстинкты безнадёжно сбоят, но в свете рассматриваемого вопроса нам это не важно.

Проблема в том, что в нормальных условиях люди будут создавать семьи и начинают всё тащить в дом. Под нормальными условиями имеется ввиду отсутствие жёсткого внешнего давления, уравновешивающего алгоритмы, выработанные эволюцией.

Вполне возможно, что в условиях первобытного коммунизма были идейно правильные охотники, которые бросались под ноги разъярённому мамонту и втыкали ему в глаз копьё не для того, чтобы принести своей самке лучший кусок вкусного хобота, а ради благодарности вождя и особой отметки красной охрой на почётном своде пещеры.

Но, судя по всему, ножницы Дарвина их отстригали.

Я не буду затрагивать тут материальные вопросы. Пока прогресс не уравнял людей с богами, ресурсов всегда будет не хватать. Если удалось накормить, возникнут сложности борьбы с ожирением. Рост производительности труда освободит время, придётся бороться за то, чтобы удовлетворить потребность его убивать.

Прогресс не удовлетворяет потребности, просто сдвигает на более высокий уровень. А там опять начинается борьба за ограниченные возможности их удовлетворения.

Технически коммунизм возможен только при тотальной нехватке ресурсов. Если труд в кузне тяжёл, в поле приходится потеть на солнцепёке, а охотник приносит тушку зайца, еле волоча ноги, вполне справедливо и достойно копать говно в общественной выгребной яме и вывозить удобрения на поля.

Когда один сосед сажает цветочки, другой пишет трактат о китайской поэзии, третий в кондиционированном офисе лениво нажимает пальчиками по кнопочкам, а твоя личная самка командует десятком мужиков на строительстве нового дома, как-то не очень хочется нырять в зловонную жижу, ища на ощупь место прорыва канализации.

Прогресс может заменить разводной ключ железным болваном, но всё равно кто-то будет изучать состав пород в кратере на Ио, а кто-то чинить и настраивать этих вонючих канализационных роботов. Причём, работа эта потребует уже университетского образования. То есть, вариант чередования неприятных обязанностей с творческими порывами ещё более не подходит.

Но это не беда. Можно сделать коммунистический фашизм и распределять профессии с детства, внушая будущей рабочей пчеле, что для неё нет ничего слаще и приятнее запаха фекалий.

Но эта прекрасная система неизбежно даст сбой, когда в игру вмешается самка, и, сломав все психологические установки, винтик общества захочет схватить её и, оставив светлое коммунистическое завтра утопать в дерьме, сбежать с ней на необитаемый остров.

Короче, или выращивание сословий без возможности перекрещивания, или пчеломатка в виде сбора спермы с последующим искусственным оплодотворением и инкубаторным выращиванием.

Плюс, конечно, седативные и гипноз, чтобы помешательства не случилось ни в межполовом плане, ни с представителями своего пола.

В завершении пара ссылок по теме из сегодняшних мейлов.

A Very Brief History of Yuri by Erica Friedman (страница авторши)

Ещё был упомянут в посте про религиозное скотоложство ссылающемся мой спор с intuit_school после которого я от её блога отписался.
Tags: economics, fun, it, motivation, psychology, ru
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments