July 25th, 2016

vit_r

Этнографическое

Ещё одна акция.

Сириец, 27 лет, два года назад запросил статус беженца, год назад ему оказали, год пребывал в состоянии высылания. Опять ищут следы исламского террора. Обещают, очень тщательно проверить. Но, как в прошлом случае, есть некоторые вопросы.

Мужик пришёл на музыкальный фестиваль с бомбой в рюкзаке. Билета не было, внутрь его не пустили, так что взрываться пришлось не в толпе. Есть раненые, труп только самоубийцы.

А теперь характерное:

Der Mann sei bereits strafrechtlich in Erscheinung getreten, und zwar wegen Drogen- und Nötigungsdelikten. Außerdem habe er schon zweimal versucht, sich das Leben zu nehmen und sei deswegen in psychiatrischer Behandlung gewesen.
(Из статьи Шпигеля).

Полиции мужчина был известен из-за преступлений с наркотиками и нападениями. Кроме того он два раза пытался самоубиться и проходил по этой причине психиатрическую терапию.

Я видел человека, забывшего принять таблетки. Ощущения не из приятных, но такое видно сразу и думать логично в это время люди не могут. Совсем другое дело - тихая грызущая депрессия. Судя по всему, работать с такими состояниями немецкие психиатры не умеют.

В прошлом посте не упомянул, но у немцев в подкорке сидит убеждение о вине жертвы. Видимо, без этого клапана творившееся бабушками и дедушками не встраивается в картину мира.

Причём, это не только на бытовом уровне, но и в профессиональном подходе. Даже после нападения, повлёкшего телесные повреждения, которые по случайности оказались относительно лёгкими, всё школьное руководство пыталось убедить нас в том, что дыма без огня не бывает. А в полиции первым делом чиновница начала спрашивать чего это такого плохого жертва сделала по отношению к нападавшей, и нет ли у той веских причин для подобного поступка. В более мелких случаях и при меньшем сопротивлении пострадавших всё записывается как двусторонний конфликт.

Уверен, что немецкая психиатрия работает по тем же принципам. Тому пилоту, который самоубился вместе с самолётом, нужны были совсем не таблетки.

Конечно, кому-то помогают, но таких депрессивных не долеченных ходят по стране толпы. Раньше, просто, они кончали жизнь индивидуально. В худшем раскладе, прихватывали близких или перекрывали движение поездов. Похоже, истерика вокруг беженцев сделала массовые акции популярными.