July 14th, 2015

vit_r

Про мангу и мангу

Начался новый сезон аниме. Как поганки после летнего дождя в ленте восхищённые посты бородатых пузатых мужиков о плоских нарисованных девочках.

Недавно дети пересматривали шедевр Миядзаки Rupan Sansei: Kariosutoro no Shiro / Lupin the Third: Castle of Cagliostro, точнее Das Schloss des Cagliostro, потому что диск в немецком дубляже (кстати, весьма хорошем).

Посмотрел с ними несколько моментов для других целей.

Дело в том, что Мастер, походя, распахнул японцам ещё одну из запретных дверей. До прихода Набокова в массы лоликон был синдромом той самой Клариссы.

Специально для orleanz
[Spoiler (click to open)]
Lupin III, the story of a super thief and his capers, captivated older fans, and Miyazaki Hayao’s 1979 animated feature film The Castle of Cagliostro was no exception. The young female character Clarisse was particularly popular, and discussions of her appeal connected to a series of articles on lolicon in Gekkan Out, Animec and Animage (Takatsuki 2010: 97-98). In many ways, she became a “lolicon” idol (Macias and Machiyama 2004: 48), though her age (16 years old) and look differ from images associated with the term today. Longing for the heroines of anime was not necessarily new – Miyazaki himself was apparently inspired to become a creator by his exposure at a young age to a shōjo character (Saitō 2007: 239)18 – but never before had it been openly discussed. There was a slew of fan works featuring Clarisse, not explicitly sexual, but what fans called “fairytale-esque” (meruhen) or “girly” (otomechikku) forms of lolicon (Takatsuki 2010: 102). Despite being preceded by the short-lived “Clarisse syndrome,” the term “lolicon” was favored, along with more parodic and pornographic representations.
«Lolicon: The Reality of ‘Virtual Child Pornography’ in Japan», Patrick W. Galbraith, The University of Tokyo, «Image & Narrative», Vol 12, No1 (2011)

Если присмотреться, понятно почему. Двое взрослых мужиков вовсю выпендриваются перед наивной девицей с детским уровнем развития психики. Причём, большую часть повествования она играет роль ценной мебели, эффектно оттеняя самолюбование героя и злодея.

После подобного искусства некоторым личностям на самом деле захочется найти такую миленькую маленькую принцессочку, чтобы спасти, обогреть, очаровать, влюбить в себя и... прочее.

Практически же это просто поиск величественного отражения собственного ничтожества в восхищённых глазах.

Теперь по поводу манги, в честь которой я написал всё выше.

Конкуренция на этом рынке в Японии огромная. Классика по любым жанрам на любой вкус. Авторы пытаются раскрутить все варианты, постоянно копают во всех направлениях.

Должно быть всё и про всё. Но не всё доходит. Наконец-то попался на глаза реверс-лоликон.

Нет, это не то, где взрослые тётки со школьниками. Такого добра в комиксах для офисных работниц навалом. (Сразу отвечаю, что учительниц со школьниками среди манги для девочек и женщин не видел. Тут взгляд только с одной стороны: со школьной парты на буфера училки.)

Нет, это не школьница с мудрым но молодым учителем, звездой эстрады и прочим, что в реальной ситуации выльется в «Девочка, приходи лет через пять. А пока возьми конфетку.»

Предмет любви героини - чистый незамутнённый образец жертвы лоликона. Этакий великовозрастный подросток, пытающийся самоутвердиться за счёт молодого возраста, финансовой зависимости и подчинённого положения школьницы. Которой ровно шестнадцать, что в Японии (точнее в манго-анимешном мире и контролирующих его органах) считается законным возрастом для вступления в официальные отношения.

Takane to Hana

Манга для девочек. Так что, герой не полное чмо, но наделён положительными качествами в виде наследства, хорошего образования, высокой позиции на работе. Даже где-то что-то позитивное проскакивает, оправдывая романтическую линию вместо немедленного посыла нафиг.

Под катом финальная страница первой главы. (В манге чтение начинается вверху и заканчивается в нижнем левом углу.)
[Spoiler (click to open)]
Takane to Hana Ch 01 P 049


Вообще-то сегодня беседовал с педагогическим коллективом в школе младшего. Но, если начну писать про немецких педагогов... Тем более, учительница расслабилась и наговорила того, что думает, о чём ещё пожалеет многократно. Но перевести вопросы, возникшие у меня в связи с этими заявлениями, в вежливую форму пока что не получается. Ограничусь постом про другие комплексы.