May 13th, 2011

vit_r

Про ЭТО в литературе

Мужская и женская (текстовая и визуальная) литература просто поразительно отличаются в описании секса. Понятно, что границы нет и всё размыто, что полно бездарного графоманства, но, если брать хорошие образцы, прослеживаются две очень чётких концепции.

В мужской прозе секс поддерживающий, а женской - кульминационный. В мужской просто заполняет повествование, а в женской является важной сюжетной составляющей.

В первом варианте сцены эротического содержания просто подтверждают положение вещей. То есть, секс выполняет некую гигиеническую функцию для поддержания тонуса: У них хорошие отношения, они легли в постель и... а потом... затем... после чего... потом... потом... потом... потом... и наконец... После этого они встали и действие пошло дальше. Ну или в детско-японском варианте Ветер поднял её юбку и он увидел её трусики. Он покраснел до корней волос, но сделал вид, что ничего не заметил. То есть, для сюжета ничего не изменится, если вместо кувыркания в постели герои будут пить чай или сыграют в карты. Естественно, чай читателям мужского пола не особо интересен, потому описания красочны, подробны, зачастую технологичны, но сюжетно они абсолютно пусты.

С женской прозой не так. Первым делом упор не на технику, а на чувства, мысли и внутренние переживания. Но это понятно. Интересно, что (как правило) любая сексуальная сцена является сюжетнообразующей. И не всегда это кульминация повествования. (В этом плане женская проза обходится обычным поцелуем.) Секс же чего-то изменяет в отношениях пары или в самой героине. (Герой в этих случаях редко когда более чем вибратор с речевой функцией) Даже многократно упомянутая тут (под тегом manga) Yuki Yoshihara, которая кроме эротики ничего не пишет, каждую сцену строит или как часть шутки, или как поворотный момент сюжета. В крайнем случае секс несёт функции начальной или конечной границы эпизода.

А ещё в мужской прозе что-то не припомню вариантов плохого или неудачного секса. В женской такого дофига, включая и проблему импотенции.