November 15th, 2008

in the dark of subconsciousness

Про восточную живопись

Совершенно другую, по моему зрительскому опыту, роль играет носитель в дальневосточной живописи.
Изображение развивается (строится) не от носителя – к зрителю; а наоборот: от носителя вглубь, за пределы физической его границы.
Представим, что каждый план пейзажа написан на отдельном листе стекла. Затем эти листы составлены пачкой: ближе к нам окажется лист с первым планом – какие-нибудь кочки и травинки, пасущийся гусь или одинокий рыбак*. Дальше (глубже) – лесок, дальше – изгиб дороги и массивный холм с небольшим храмом, ещё дальше – плоскость воды с едва различимыми лодками. Затем – несколько чистых листов «пустоты»; и, наконец, - высокие горы, сливающиеся с облаками. Ничто не указывает на то, что за этим (якобы) последним планом нет сотни стёкол «пустоты», вернее – всё указывает на то, что они там есть. Так же как совершенно неясно – сколько прозрачных стёкол положено «сверху» на передний план живописного изображения.
В результате оказывается, что основа практически игнорируется восточными художниками, поэтому – не требует заполнения, изображенное пространство практически никак не ограничено. Оно совершенно равномерно и равноправно существует как позади «физического» носителя, так и перед ним.


Более подробно тут у yamauba

Здесь мои добавления и одна интересная ссылка